Санкции против США лишат российскую оборонку важного программного обеспечения

Обсуждаемый депутатами законопроект о встречных санкциях против США предлагает в качестве одной из ответных мер ввести ограничения на закупку IT-технологий. Рассматривается возможность запрета на допуск или ограничение допуска технологического оборудования и программного обеспечения при госзакупке товаров и услуг «для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Мы постарались выяснить, что за компании используют зарубежные программные продукты.

Санкции против США лишат российскую оборонку важного программного обеспечения

Госкомпаний, работающих на зарубежном софте, немало. Более того, зарубежные инженерные программные продукты, например, средства автоматизированного проектирования, с помощью которых создается новая техника, превалируют на российском рынке. Среди покупателей зарубежного софта довольно много фирм, имеющих непосредственное отношение к оборонно-промышленному комплексу.

Вот, к примеру, статистика сайта госзакупок в отношении программных продуктов. В январе- феврале российские компании с госучастием закупили инженерного программного обеспечения (ПО) на 695 млн рублей. При этом на иностранное ПО потрачено 630 млн рублей, а на отечественное — 64,4 млн. Почти в десять раз меньше. Хорошо это или плохо — вопрос отдельный. Наверное, если в России есть качественный аналог закупаемого софта, а фирма не известно по каким причинам отдает предпочтение иностранному — это не хорошо. Ну, а, если ситуация другая, если российские разработчики пока не смогли создать программный продукт, лучше зарубежного. Что тогда? По «контрсанкционному» закону они останутся без софта.

За первые два месяца этого года больше всего программных продуктов на российском рынке продали американо-германский концерн Siemens PLM (289 млн рублей) и американская компания Ansys (102 млн рублей).

Из крупных российских фирм без иностранных программ пока не может обойтись разработчик стратегических ракетоносцев — компания «Туполев». Она приобрела в январе-феврале у Siemens PLM софт на 162 млн рублей. У компании Ansys «Туполев» купил инженерные программные продукты на 86 млн рублей.

Компания «Гражданские самолеты Сухого» закупила у Siemens PLM программно-аппаратных средств на 86 млн рублей.

Экспериментальный машиностроительный завод имени Мясищева, реализующий ряд авиационных и ракетных проектов, купил за два месяца у Siemens PLM продукции на 14,1 млн рублей. Инжиниринговая компания “АСЭ” приобрела у американского разработчика программ Autodesk продукции на 20 млн рублей.

Таким образом, предприятия ОПК активно покупают зарубежное ПО, несмотря на действующую установку на импортозамещение.

В этом смысле в 2018 году ситуация мало чем отличается от того, что было в прошлом году. Тогда крупные российские оборонные компании и холдинги потратили на закупку зарубежного инженерного ПО более 4 млрд рублей, на полмиллиарда больше, чем в 2016 году году. Российские программисты в 2017 году смогли реализовать на родном рынке своих продуктов всего на 763 млн рублей.

По итогам прошлого года лучшие показатели на российском рынке у американо-германского концерн Siemens PLM, который выручил 1 млрд рублей. Французская компания Dassault продала софт на 664 млн рублей. Британская Intergraph – на 511 млн рублей. Американская Autodesk – на 385 млн.

Кстати, «Туполев» и в прошлом году был активным потребителем западных инженерных программ. Он приобрел у американского разработчика MSC Software программных продуктов для виртуального моделирования на 120 млн рублей.

Всего же, по данным сайта госзакупок, в 2017 году компании Росатома купили иностранных инженерных программ на 967 млн рублей, заводы и КБ Объединенной авиастроительной корпорации — на 896,3 млн рублей, Ростех — на 439 млн рублей, Объединенная судостроительная корпорация — на 137,6 млн рублей.

В числе покупателей иностранного ПО разработчик ракетных двигателей для космических ракет НПО «Энергомаш» и концерн ВКО «Алмаз-Антей» – разработчик зенитных систем С-400.

Похоже, зависимость от IT-импорта у промышленных предприятий, в том числе оборонных сохраняется. Наверное, в этом есть определенные минусы. Но «контрсанкционный» законопроект предлагает уж слишком радикальное средство излечения от этой зависимости. Выживет ли пациент после такого лекарства — вопрос не праздный.

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *